sib-akva@ya.ru
Официальный дилер
работаем с 2000 года
Ваша корзина
пуста
Перейти в корзину

Как топить печи, чтобы меньше выходило дров

kaktopit.jpg

Как топить печи, чтобы меньше выходило дров.

Комнатная печка- приспособление довольно сложное, надо с нею обращаться умело, иначе и хорошая не станет греть как следует.

Комнатную печку у нас всякий видал снаружи, но не всякий заглядывал в ее нутро. Топливо закладывают чрез дверцы печки в ее "топливник" (или топку), прикрытый сверху, внутри печки сводиком, в задней части которого сделано отверстие, т. наз. "хайло", чрез которое дым попадает в трубу. Чтобы дым меньше уносил с собою тепла, его пускают не прямо в дымовую трубу, а заставляют прежде проходить вверх и вниз по "оборотам трубы", выведенным в самой печке и занимающим все ее нутро над сводом топливника. По последнему обороту дым всегда идет у нас вниз, "на вьюшки". Когда вьюшки вынуты, дыму открыт путь в стенную дымовую трубу, чрез изгибающуюся в виде буквы U ее часть, та наз. "подверток". Когда трубочист прочистит трубу своей метелкой с чугунным шаром, сажа падает в этот "подверток" и трубочист приходит выгребать ее оттуда особой ложкой. Дверка вьюшек сообщается с оборотами трубы в печке, но бывает отделена от дымовой трубы закрытыми вьюшками. Для комнат хорошей отделки, иногда обе вьюшки приделывают к общей рамке, внутри печки, которую можно поднимать и опускать, поворачивая ручку, выходящую из стенки. Такое приспособление называется "баран".

Иногда в печках, между дымовыми оборотами делают отделенные от них непроницаемыми стенками обороты, или цельные камеры для согревания воздуха, подающие теплый воздух во время топки. Когда в топливнике есть решетка и поддувало под ней, печку можно топить и каменным углем, не горящим хорошо без такого приспособления.

Требования бывают разные: в жилом помещении удобнее, так наз., "печи большой теплоемкости": они накопляют тепло во время топки, когда дрова горят, и отдают его понемногу в течение суток, до следующей топки. Таковы голландские изразцовые печи, а железные, меньше объемом, скорее нагреваются, но зато и остывают скорее.

В торговых помещениях и мастерских, где тепло нужно лишь днем, целесообразнее разного рода чугунки, печи запасающие мало тепла, греющие скоро, но только пока в них топливо горит.

Камины, печи с открытым огнем, можно считать у нас предметом роскоши: они большую часть тепла от горения дров выпускают в трубу, с дымом, но хорошо проветривают комнату, а многим нравится греться перед камином и видеть, "веселый огонек" его. За такое удовольствие приходится платить лишнее.

Во всех комнатных печах приходится выпускать в трубу горячий дым. Можно бы пользоваться и еще большею частью тепла, уходящего с дымом, но тогда трубы начинают мокнуть и разрушаться, потому что в дыму много паров воды, образующихся при горении и сгущающихся на холодных стенках трубы. Кроме того, труба хорошо тянет только пока она наполнена теплым воздухом, она дымит при начале топки, если успеет слишком остынуть после последней топки, и тянет слишком слабо, если дым успел слишком остыть в оборотах самой печки или в железных трубах, которые часто намеренно проводят по комнате, между печкою и трубою в стене. Поэтому печки редко делают больше процентов полезного действия; как говорят архитекторы. т. е. попросту выпускают в трубу около половины тепла, даваемого дровами. Против этого ничего не поделаешь.

Посмотрим теперь, что же надо делать, чтобы не упустить еще больше тепла из готовой печки. Когда дрова только что загорелись в печке, они дают густой дым и требуют наибольшее количество воздуха. Печник делает трубу достаточной ширины для этого случая, иначе будет в трубе "утеснение" и печка станет дымить при начале каждой топки. Поэтому, когда печь только что затоплена, надо дверцы топливника отворять, но ненадолго, около четверти часа, смотря по печке. Когда дрова разгорелись, они требуют уже меньше воздуха, иначе дым будет получаться немного холоднее от прилива избытка не перегоревшего воздуха и меньше нагреть обороты печки. Поэтому, затопив печку, ее не следует оставлять без присмотра, а почаще поглядывать и уменьшать тягу все более и более, по мере сгорания топлива.

Самые дрова также надо мешать почаще, особенно когда дрова сырые. Полено потоньше успело перегореть в угли, а более толстые только обгорели и шипят, если очень сыры. В таком случае может быть полезно вдвинуть кочергой угли вперед, а сырые головешки подвинуть дальше в топливнике: жар от углей поможет горению, высушивая дерево. Если поколотить головешку кочергой, обугленные части отпадают, и оставшееся дерево горит скорее, этот прием полезен в конце топки, когда одна или две головешки остаются на кучке углей и нарушить правильный ход топки. В иной печке, с больших, угловатым топливником, головешки в углах получают недостаточно воздуха и поэтому сгорают медленнее других. В таких случаях, очевидно, достаточно лишь выдвинуть их вовремя на середину. Когда останутся одни угли, воздух идет через них прямо в "хайло", где начинается труба, в самом своде топливника, не перегорая и не нагреваясь вполне; от этого обороты печи согреваются меньше, чем могут согреваться, если в меру уменьшить тягу, и еще лучше, если печка так устроена, что можно заставить воздух проходить только через слой раскаленных углей, остающихся под конец топки.

А мы, обыкновенно, норовим снова открыть вполне дверцы, когда остаются одни угли, "чтобы тепло хоть немножко шло и в комнату". Идет, действительно, "лучистая теплота" та, которая распространяется на далекие расстояния вместе с лучами света, как от камина, но в то же время теряется в трубу гораздо больше тепла, чем необходимо.

На самом деле, при печке обыкновенного устройства, в которой нет приспособления для изменения силы тяги в трубе, когда останутся угли и небольшие головешки,чтобы уменьшить приток воздуха, надо плотно прикрыть топливник и отворить дверцы вьюшек. Комнатный воздух станет входить непосредственно в трубу: ведь дым идет из топливника печки через обороты и открытия вьюшки сверху вниз. Под вьюшками труба делает "подверток" и в стене идет вверх. Не нагретый комнатный воздух перебьет тягу через топливник, угли в нем станут гореть потихоньку, продолжительность горения увеличится, дым, проходя медленно через обороты в печке, будет продолжать их нагревать и тепло окажется лучше использованным.

А вентиляция, вследствие выхода воздуха из комнаты в трубу, помимо оборотов печи, унесет немного тепла, но будет способствовать осушению комнаты: часто плесень в углах комнаты пропадала после нескольких недель такой топки. Неоднократно замечали, что железная крашеная печка начинала пахнуть пригорелой краской, когда ее топили таким способом, при том же количестве дров, настолько повышалась температура ее поверхности.

Полезное действие такого приема будет невелико, если дверцы топки нельзя прикрыть достаточно плотно. У обыкновенных железных печей делают ряд дырок в железной части дверцы: предполагается, что дверцы закрывают, когда дрова разгорятся и воздух чрез эти дырки станут станет поступать как раз в меру. При таком устройстве, открывание дверец у вьюшек задержит топку не надолго: на час, или два и выгода будет невелика. Когда дверцы двойные, закрывающиеся довольно плотно, этот прием всего удобнее применять, горение продлится на несколько часов и "закрыть трубу" придется лишь вечером, если затопили утром; углей уже не останется, угара не может больше образоваться, а печка нагреется больше обыкновенного.

"Нет правила без исключения". Тот, кто желает хорошо использовать эти указания, должен сделать несколько опытов над "своей печкой". Нередко окажется выгодным закрыть вьюшку прежде, чем догорят все угли, а остаток углей выгрести, для самовара, потому, что под конец они в печке приносят уже мало пользы. Точно также надо определить опытами, сколько нужно класть дров в каждую печку при морозе и когда на улице оттепель.

Если же у печки, так называемые "герметические дверцы", закрывающиеся совершенно плотно, то надо их затворить и отворить дверцы вьюшек, только когда останутся угли, без головешек, или не вполне закрывать поддувало. если оно есть у печки, иначе можно ожидать неполного перегорания и осаждения обильного количества сажи в трубе. Это может повести к тому, что она загорится в трубе и "из трубы выкинет".*

* Герметические "рижские печи" когда- то и у нас вошли в моду, но теперь брошены: оказалось, что в них сгорание происходит неполное и топливо дает меньше тепла, чем в обыкновенных топках.

Значит, следует так топить каждую печку, чтобы как можно меньше терялось тепла с дымом, выходящим в трубу. Давать дыму очень простыть, отдавая тепло в комнату, нельзя: печка станет дымить, а труба "преть". Остается лишь заботиться о том, чтобы вместе с дымом не проходило через печку лишнего воздуха, ненужного для поддержания горения, который нагревается в топливнике и уходит в трубу. Уменьшать тягу можно было бы "задвижками" в трубе, как делают у кухонных плит, но у комнатных печек таких задвижек делать не принято: они закрывают трубу не плотно, так что постоянно немного воздуха просасывается через обороты печки и она без пользы остывает. Только поэтому и приходится уменьшать тягу в печках обыкновенного устройства открыванием дверец у вьюшек. Лет пятьдесят назад, какой- то изобретатель впустил в продажу вьюшки, у которых была вторая нижняя вьюшка, т. наз. "блинок", с большой дырой посередине. Когда дрова разгорятся, надо было вкладывать этот блинок, чтобы уменьшить тягу, а когда пора было закрывать печку, этот блинок надо было вынимать и класть обыкновенные вьюшки. Это оказалось так неудобно для прислуги, что изобретение не пошло в ход. Вышеописанный способ увеличивать полезное действие комнатной печки придуман был лет сорок назад, покойным профессором физики П. П. Фан- дер- Флитом и с тех пор употребляется многими его знакомыми.

Печи с воздушными камерами дают не больше "полезного действия", но нагреваются сами и нагревают комнату скорее простых. Главная цель их- вентиляция помещения: приток воздуха должен быть не из самой комнаты, а снаружи; только при этом увеличение стоимости самой печи оправдается.

Во время топки накаливается внутренняя поверхность кирпичной кладки печки, кирпич очень медленно передает тепло дальше. Поэтому- то печка нагревается еще после того, как ее "закроют"; нового притока тепла от топлива больше нет, а до поверхности печи доходит мало- по- малу тепло, поглощенное внутренней своей поверхностью каждым кирпичом. Хорошая голландская печка сохраняет тепло до трех суток, но зато, когда она еще не прогрета, долго не топилась, можно сжечь в ней несколько полен, а поверхность еще не нагревается заметно. Поэтому, очень большие печи, с репутацией, что "они вовсе не греют", надо при начале топки разогреть хорошенько, а потом можно поддерживать их теплыми, сжигая каждый день небольшую порцию дров. А небольшие железные печки выгоднее топить в большие морозы утром и вечером, чем подкладывать в них дрова, чтобы продлить время топки: при чрезмерном нагревании, не только можно испортить кладку печи внутри, но еще раньше больше тепла станет уходить с дымом через накалившиеся обороты печки, а запас тепла увеличится лишь немного, потому что печка мала.

Часто, при затапливании, печки дымят. Причины этого и средства устранить такой непорядок бывают различны. Иногда труба, идущая по наружной стене, настолько простынет, что воздух станет опускаться через нее в комнату, когда вьюшки отворят, и печка, топящаяся обыкновенно хорошо, начинает дымить. Когда млжно этого опасаться, надо отворить форточку, потом уже вьюшки и затопить печку. В теплой комнате, обыкновенно, давление воздуха немножко меньше, чем на улице. Это видно из того, что в отворенную форточку дует с улицы, поэтому- то часто бывает достаточно раньше отворить форточку, чтобы движение воздуха в трубе началось правильно. Если это не помогает, надо, отворив вьюшки, сунуть в "подверток" комок зажженной бумаги так, чтобы он дошел до начала прямой трубы. Этого, обыкновенно, достаточно, чтобы согреть воздух и возбудить тягу.

Этот прием может вызвать загорание сажи в трубе, если она покрыта слоем жирной, буроватой сажи, получающейся от неполного сгорания топлива в плохой печке. Трубочист должен это заметить, потому что такая сажа не поддается действию его метелки и ее остается лишь выжечь. Это опасно, потому что иногда развивается такая тяга, что труба накаливается и может произвести пожар в местах, где дерево близко от нее. Поэтому, заметив, что сажа загорелась, надо сейчас же прикрыть вьюшки: без усиленного притока воздуха сажа погаснет или выгорит потихоньку, без вреда.

Но бывает, что эти оба приема не помогают.  Иногда просто труба закупорилась от обвала глины и кусков кирпича в самой трубе или, чаще, в оборотах трубы в самой печи. Тут необходима работа печника.

Но, если труба на крыше ниже стены соседнего дома, то сильный ветер, направленный против этой стены, мешает дыму выходить из трубы и загоняет его обратно. В таких случаях часто "ничего не поделаешь", надо ждать, пока ветер не переменит своего направления или не стихнет. При этом, печка топится как следует, то вдруг выкинет дым из дверец. Чтобы устранить это, выводят железные трубы выше соседнего дома. Придуманы разнообразные вертящиеся "флюгарки" с отверстием, поворачивающимся от ветра. У стены, они не пользуют, когда ветер бывает "порывистый". Только что флюгарка, успеет повернуться по ветру, как получает в обратном направлении волну воздуха, отраженного от стены, прямо в свое выходное отверстие.

В связи с топкою печей находится вопрос о сырости в квартирах. Неправильной топкой можно сделать сырой всякую комнату: сырость на стенах обыкновенно появляется из комнатного воздуха, а всасывается стенами из почвы лишь в нижних этажах и то редко, потому что при постройках против этого принимают меры.

В воздухе содержится тем более водяного пара, чем он теплее. Если теплый воздух, содержащий пары воды, охлаждать, пары эти осядут в виде росы на холодных стенках или в виде тумана. если охлаждение произойдет в самом воздухе, как при выходе его из кухни или бани через форточку, на мороз. Обратно: зимой, на морозе воздух может быть насыщен парами, но, входя в комнату, он нагревается и становится сухим, так что может еще принять много паров воды до насыщения.

Этим и объясняются все случаи появления сырости в комнатах. В кухне жарко, там кипит вода, "для тепла" отворяют дверь в соседнюю, еще не топленную комнату: там на стенах и на стеклах окон охлаждается роса. При меньшей степени влажности эта роса станет садиться на самых холодных местах стен: там, где у наружных стен поставлены шкапы или комоды. В комнате, зимою, образуется кругооборот воздуха: у горячей печи он поднимается к потолку, движется к окнам, у самой наружной стены опускается тонким слоем, а по полу течет к печке. От этого и "дует от окон" зимою. Значит, самое холодное место будет у пола под окнами, еще холоднее в углу, если боковая стена наружная. В этих местах и появляется "сырость". От дыхания людей, горения свечей и ламп в комнатный воздух прибавляется водяной пар, а при замене комнатного воздуха чистым, с мороза, он становится сухим. Поэтому- то и высушивает квартиру топка с открыванием дверец и вьюшек, как было указано выше.

В качестве домовладельца, мне не раз случалось наблюдать, как одна и та же квартира становилась необыкновенно сырой у одних жильцов и превращает в сухую у более аккуратных. Замечалось и появление сырости на наружной стене в разных местах, в зависимости от расположения мебели, задерживающей движение воздуха у стен.

Но появление сырых пятен на наружных стенах бывает и от того, что они тоньше, чем нужно. У нас делают стены в 2(1/2) кирпича, чтобы они не промерзали зимой и не давали образоваться сырым пятнам. Для прочности эта толщина необходима лишь в нижних этажах, поэтому в верхних- часто делают стены тоньше. В таких случаях помогает обшивка тонкой стены пробковыми пластинами. Пробка- очень дурной проводник тепла, поэтому поверхность покрытой ею стены не будет охлаждена до такой степени, что на ней появляется роса из комнатного воздуха.

Бывает еще сырость на подоконниках, такая обильная, что стена мокнет и снаружи под окном. Это бывает от дурно установленных штукатуром подоконников. В большие морозы, в густо населенных квартирах, на стеклах осаждается роса, и даже намерзает лед. Эта вода иногда осаждается так обильно, что течет по подоконнику. Но обыкновенно, между заделанной в стену закладной рамою и подоконником образуется щель от усыхания дерева, в эту щель и утекает вся эта вода. При правильной работе, все пространство между кладкой стены и деревом подоконника должно быть заполнено алебастром с песком, тогда воде не будет места. Но, обыкновенно, для скорости работы и экономии материала, под подоконником оставляют пустоту, там вода накопляется и проникает дальше. Если кто заменит этот грех в своей квартире зимой, когда капитального ремонта производить нельзя, ему остается лишь законопатить эту щель пенькою и замазать сверху оконной замазкой.

Для успешного применения к делу всех этих разъяснений надо высказать определенные правила- рецепты, как топить печки:
1. Для печей обыкновенного устройства, при начале топки надо отворять дверцы топки, а если печка склонна дымить при затапливании, то открывать и форточку.

2. Когда дрова разгорятся по всей поверхности, надо прикрыть дверцы. Обыкновенно в них сделаны дырки для воздуха, в которые его входит достаточно для горения топлива в это время. Если дверцы сплошные, надо притворить их не вполне плотно, руководствуясь своим опытом. В течение топки надо вовремя в печке мешать.

3. Когда останутся одни угли, надо затворить дверцы плотно; если они двойные, то затворить и наружные, и при этом открыть дверцы у вьюшек.

4. Закрывать вьюшки только тогда, когда все угли прогорят или удалены.

Необходимые отступления:

Когда дверцы "герметические", их не следует запирать плотно, когда остаются одни угли, надо оставить небольшую щель. Если есть поддувало, лучше закрыть дверцы плотно и изменять приток воздуха через поддувало. Для них надо соответственно устройству изменять прием прием топки, руководствуясь теми же соображениями: полная тяга с начала топки, умеренная- во время горения топлива и сильно уменьшенная- при догорании углей. Нередко, вместо вынимающихся вьюшек, устраивается "баран", приводимый в движении ручкой. В таких случаях обыкновенно бывают две дверцы для прочистки: одна между "бараном" и трубой, другая между ним и оборотами печки. Эту последнюю можно отворять только по окончании топки, когда все угли сгорели, иначе все продукты горения пойдут в комнату. Экономии топлива от такого простого "душника" не получится, но печка остынет скорее, нагревая комнату. Это иногда нужно, если к вечеру станет холодно, а ночью, до следующей топки, комнатою не пользуются.

В заключение можно рассказать о способе отопления, очень экономическом, который можно употреблять, но с опаской, в экстренных случаях, когда в мороз перестанет действовать центральное отопление в помещении, где существует вентиляция. Это- жаровни с углем, употребляемые в Испании и других странах с теплым климатом. Когда уголь горит на воздухе образуется не ядовитая, но не поддерживающая дыхание "углекислота". Гигиенисты пишут, что ее присутствие в комнатном воздухе может доходить до 4% по объему без существенного вреда и даже оставаться не заметным. Когда ее еще больше, сначала свечи начинают коптеть, а затем дыхание затрудняется. Но самовар или обыкновенная жаровня с решеткой дают "угар": углекислота, проходя через слой раскаленного угля, отдает ему половину своего кислорода и обращается в ядовитую "окись углерода", производящую, так называемый, "угар" и способную гореть синим, не светящим пламенем, которое мы часто видим в каминах и печах над кучкой раскаленных углей.

Поэтому угли можно безнаказанно сжигать в комнате для ее сгорания, только разложив их тонким слоем на золе, насыпанной в плоском котле, как делают испанцы в своих "брасеро". В южных странах не делают двойных рам и не закупоривают их на зиму, поэтому комнаты всегда достаточно проветриваются сами собою и углекислота от горящих в брасеро углей не накапливается. У нас же, в квартирах, где считают грехом "выпускать тепло на улицу", дело иное: легко накопить столько углекислоты, что дышать нечем будет.

Поэтому следует держаться следующего рассчета: фунт угля, сгореть вполне, даст почти один кубический метр углекислоты, что составляет около одной сотой объема воздуха обыкновенной большой комнаты. Значит, без усиленной вентиляции больше 4 фунтов угля в большой комнате сжигать нельзя. На ночь, ни в каком случае, горящего брасеро оставлять себя нельзя. Однако, количество тепла от 4 фунтов древесного угля немногим уступить количеству, выделяемому охапкой плохих, сырых дров в обыкновенной печке. Теплопроизводительность угля почти вдвое больше дров, а печка отдает в комнату лишь половину тепла от сгорания дров; выходит, что 4 фунта углей в брасеро равносильны 16 фунтав дров, примерно количеству, закладываемому в железную печку среднего размера.

В. В. Лермонтов.

















Понравилась статья? Поделись с друзьями:

Количество просмотров: 2326
Отзывов пока никто не оставил. Вы будете первым.
 
 

Похожие статьи: