sib-akva@ya.ru
Официальный дилер
работаем с 2000 года
Ваша корзина
пуста
Перейти в корзину

Мой метод кладки печей (1937год)

МИРХАС САРМАНАЕВМИРХАС САРМАНАЕВ

ПЕЧНИК - СТАХАНОВЕЦ

МОЙ МЕТОД КЛАДКИ ПЕЧЕЙ

ВОРОНЕЖСКОЕ ОБЛАСТНОЕ КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВО 1937 г.

Содержание

1.Мой метод кладки печей

2.Работайте на полугустом растворе

3.Кирпич всегда держите влажным

4.Делайте каркас печи

5.Верх печи выкладывайте с подмостков

6.Правильно организуйте рабочее место

7.Работайте по моему методу










МОЙ МЕТОД КЛАДКИ ПЕЧЕЙ.

Каждому печнику, конечно, хочется класть за одинаковое время не одну печь, а две-три. Для этого надо работать в 2—3 раза быстрее, чем обычно, не уставая, не тратя сил больше, чем когда кладешь одну печь. Вот я и хочу рассказать, как это сделать.

Но прежде я скажу о том, что помогло мне организовать работу так, что она стала идти быстрее, простои и лишние движения сократились, а качество работы улучшилось.
Мысль о том, как улучшить свою работу, появилась у меня давно. Когда же я услышал о том, что донецкий шахтер Алексей Стаханов за смену добыл столько угля, сколько до этого ни он, ни другие шахтеры не добывали, то мне захотелось попробовать и в печном деле применить методы, с помощью которых Стаханов достиг такой выработки.


Я познакомился с методом работы Стаханова и увидел, что и в нашем печном деле надо поступить так, как он поступил в шахтерском: отделить подсобные работы от основных и на подсобные работы ставить специальных людей. Тогда основной квалифицированный рабочий будет весь день выполнять только свою основную работу: забойщик — рубать уголь, печник — класть печь. А это значит, что за один рабочий день можно забойщику добыть угля в 7—10 раз больше, печнику же сложить не 1—1,5 кубометра печи, а 3 и больше.

Кроме того, я еще применил следующее: укладывание кирпичей, приготовленных для кладки, в ящики е водой, приготовление полугустого раствора, — и при этом в ящиках, а не на полу,— устройство подмостков вокруг печи.

Вот из этого и сложилась моя стахановская работа по кладке печей. О ней я и расскажу.

РАБОТАЙТЕ НА ПОЛУГУСТОМ РАСТВОРЕ.

В печном деле очень важно приготовить хороший раствор. Такой, чтобы в нем не было камешков, нерастертых комков глины, щепочек, осколков стекла и других вредных примесей. Для того, чтобы раствор был чистым, я требую от подсобных рабочих не только тщательно размешивать его, но и протирать сквозь сетку с ячейками в 4 кв. мм, то есть такого размера, что камешки, щепочки, осколки стекла и пр. не попадают в ящик, в котором я держу окончательно приготовленный раствор. Надо сказать, что я имею для приготовления раствора два ящика. В одном из них подсобный рабочий размешивает глину е водой и песком, доводя раствор до нужной густоты. Делает он это железной лопатой. Когда раствор достигнет нужной густоты, его перекладывают в другой ящик. Железной лопатой раствор берут из первого ящика и бросают на сетку, которой покрыт второй ящик. Другой подсобный рабочий деревянной лопатой протирает раствор сквозь эту сетку. Так добиваюсь я чистого раствора.

Но чистый раствор еще не все. Надо довести его до нужной густоты. Я вот знаю, что многие печники привыкли работать на слишком крутом растворе. Правда, при старом способе приготовления другого раствора и не получишь. Ведь как готовили раствор? Его делали на ровном месте: или на земле, или на полу, или на специальном деревянном щитке. Делали так: насыпали кучу сухой глины, проминали по середине ее ямку, в которую наливали воды, и лопатой (железной или деревянной) месили глину, добавляя в нее песок. Месили, перегоняя глину лопатой с одного конца площадки на другой и обратно, по нескольку раз. На это уходила добрая половина рабочего дня. Пока не был готов раствор, печник не мог начинать работу. И вот, чтобы не стоять без дела, печник сам принимался месить глину, затрачивая на это немало силы. А подручные печника в это время подносили кирпич к месту кладки печи, готовили воду и, если не было в запасе глины и песку, готовили их в запас — подносили к месту приготовления раствора. Много возни было!

С другой стороны, печники предпочитали (и многие предпочитают до сих пор) работать на крутом растворе еще и потому, что при этом можно было легко избежать загрязнения печи снаружи: раствор, когда его руками переносили с пола (или из ведра) на кирпичи, не разливался и, положенный на рядок, не стекал по наружной стенке печи. А попробуйте брать и накладывать руками полугустой раствор — как ни старайся, а обязательно обольешь печь. И так как знаешь, что техник или прораб за грязную стенку спросят — стараешься скорее стереть раствор, но он ведь сырой —вот и размазываешь его по стенке... Некоторые печники, чтобы раствор не пачкал стенок печи, делали раствор слишком песчаным, чем ухудшали качество кладки. Волей-неволей приходилось делать раствор крутым. Ну, а раз он крутой, то его нельзя накладывать мастерком— изволь пускать в ход руки. Многие печники так и делают: берут глину (раствор) рукой, рукой же накладывают на рядок. Этой же рукой потом берут молоток, правилку и другой инструмент, пачкают его. А ведь если правилка грязная, то кладка выходит кривая, требует проверки. Каждый час приходится очищать инструменты, проверять углы и всю кладку, на что уходит много времени. К тому же, когда руки грязные, инструмент грязный да и кругом грязь — о хорошем качестве и чистоте работы думать не приходится.

Крутую глину (раствор) равномерно не распределишь, швы получаются толстые, неровные, грязные; зеркало печи от этого никогда не будет гладким.

Если же печник захочет быть аккуратным, он будет мыть руки всякий раз, когда ему потребуется не за раствором лезть, а взять что-нибудь другое — например, инструмент. Но затрата времени на это мытье рук может оказаться такой большой, что о высокой производительности труда печника и говорить не придется!
Я как-то занялся подсчетом затраты времени при таком частом мытье рук, и вот что получилось: на мытье рук перед курением уходило две-три минуты, а всего курили 8 раз в день. Тратили в день на это 16—24 минуты. 30 минут уходило на мытье рук перед тем как взять проволоку- брать же ее приходится по нескольку раз в день. А там надо было ставить колосники, топочную дверцу, поддувало— значит, опять приходилось мыть руки. За день, таким образом, вымоешь да вытрешь руки раз 30, не меньше. Битых 3 часа из 8 уходило на это в течение дня, а ведь это больше одной трети! Но мало того, что были большие потери времени — брать и класть глину руками было небезопасно: то осколок стекла мог попасться — вот и порез руки! А то щепочка под ноготь угодит —опять нехорошо. Вот сколько нехорошего приносит круто приготовленный раствор. Поэтому-то я и применяю полу-густой пластичный раствор, похожий по густоте на хорошую сметану. Такой раствор не теряет своих вяжущих свойств. Как определить, достаточно ли хорош раствор? Для этого есть несколько способов. Один из них такой: берут мастерком некоторое количество раствора. Если раствор чересчур жидкий, он потечет с мастерка так быстро, что не успеешь донести от ведра до кирпичного ряда. Если раствор очень крут, его бывает трудно сбросить с мастерка, он сидит на нем комом. Подходящим будет такой раствор, который свободно расползается на мастерке и свисает с него по краям. Такой раствор легко брать мастерком из ведра, легко сбрасывать c мастерка на кирпичный ряд.


Должен сказать, что я кладу раствор сразу на ряд из 4 кирпичей, а не на один кирпич, как это делают, когда раствор крутой и его накладывают руками. Легко заметить, что и это экономит много времени, работа убыстряется, качество же не только не ухудшается, а наоборот — улучшается. На каждый ряд я бросаю 3—4 мастерка раствора. Это, приблизительно, килограмма два с половиной. Кирпич, положенный на полу-густой раствор, своей тяжестью способствуем равномерному распределению его.

А как быть, если раствор под тяжестью кирпича вытекает из швов? Вот тут я, в отличие от других печников, совсем не стараюсь сейчас же убрать этот, оказавшийся лишним, раствор. Я продолжаю спокойно работу, не обращая внимание на выступающий из швов раствор, так как знаю, что пока раствор сырой — его никакими способами не снимешь без того, чтобы не запачкать стенку. Лишь через несколько минут, когда раствор подсохнет, я спокойно счищаю, срезаю его со стенки мастерком. Просто и хорошо!

При работе на полугустом растворе швы получаются тонкие, аккуратные, чистые. Насколько хороший шов у меня при этом получается, можно судить вот по чему: производитель работ на нашем заводе тов. Бойченко имеет привычку проверять швы в печах тыльной стороной обыкновенного столового ножа. Когда нож свободно проходит между кирпичами, тов. Бойченко считает работу печника плохой. А вот в печах моей кладки тов. Бойченко еще ни разу не удавалось просунуть нож в шов — такие тонкие швы в моих печах! И надо сказать, что даже в таких тонких швах (не толще 3 мм) раствора вполне достаточно для того, чтобы печь была крепкой, долговечной. Поэтому неправы окажутся те, кто подумает, что при тонких швах — а это значит при полугустом растворе, — качество кладки не будет отвечать всем требованиям. Мой опыт убеждает меня, что когда употребляется полугустой раствор, то качество кладки печей оказывается хорошим и даже отличным.

Выходит, стало-быть, что я, применяя полугустой раствор, чисто приготовленный и тщательно промешанный, улучшаю качество кладки печей. Кроме того, я экономлю много времени, так как на взятие и накладывание полугустого раствора мастерком уходит значительно меньше времени, чем на взятие и накладывание — да еще рукой! — крутого раствора. К тому же, работа получается чистая, так как главные „орудия производства* печника — его руки — всегда остаются достаточно чистыми.

Так обстоит дело с раствором. Мои советы печникам:



  1. Готовьте раствор в ящиках: в одном разводите его до нужной густоты и хорошенько размешивайте, а в другом храните готовый раствор; при перекладывании из одного ящика в другой протирайте раствор сквозь сетку.
  2. Делайте раствор полугустым, чтобы его легко было брать и разливать мастерком.
  3. Берите и разливайте раствор мастерком, а не руками; держите руки всегда чистыми, так как вам постоянно приходится пользоваться инструментами — молотком, киркой, мастерком, правилкой, веском, уровнем,— а они не любят грязи.
  4. Наливайте раствор не на один, а на все кирпичи ряда.

КИРПИЧ ВСЕГДА ДЕРЖИТЕ ВЛАЖНЫМ.

Значит, я много экономлю времени благодаря тому, что применяю полугустой раствор. Но этим экономия времени у меня не ограничивается. Я еще некоторое количество времени выгадываю тем, что кирпич, приготовленный для кладки, у меня всегда влажный, так как я держу его в ящиках с водой (конечно, огнеупорный кирпич я не мочу: нельзя). Чтобы ясно увидеть, сколько времени сберегает употребление влажного кирпича, посмотрим, какие движения делает печник, работающий по-старому, и какие движения делаю я.

Работающий по-старому печник имеет около себя, кроме ведра е глиной (раствором), ведро с водой. Беря кирпич для кладки (1-е движение), печник окунает его в ведро с водой (2-е движение) и только после этого укладывает в ряд (3-е движение).

Я второго движения не делаю. У меня под рукой кирпич уже влажный, так как находится в ящике с водой. Мне остается только взять его из ящика (1-е движение) и положить в ряд (2-е движение).

Если принять, что на одно движение затрачивается секунда е четвертью, то выходит, что за весь рабочий день, при укладке 1000—1200 кирпичей (а именно столько кирпичей я укладываю за рабочий день), я экономлю 1 250—1 500 секунд (1 1/4 сек. * 1 000, или 1 200 кирпичей), что составляет 20—30 минут! Экономия немаленькая! Ясно видно, какие преимущества дает употребление ящиков е водой для хранения в них кирпичей.

Ящики у меня водонепроницаемые. Размер их такой: длина 140 см, ширина 35 см и высота 20 см. В каждый из таких ящиков (их у меня 2) я укладываю на ребро 100 кирпичей—в 4 ряда по 25 кирпичей. Уложив кирпичи, я наливаю в ящик воды до краев, обливая водой и верхние два ряда кирпичей, и потом, в процессе работы, доливаю воду (вернее сказать, это делаю не я, а подсобные рабочие. Как уже сказано выше, я работаю по методу Стаханова, когда печник только кладет). По мере того, как я выбираю кирпичи из ящиков, подсобные рабочие добавляют в них новые кирпичи, причем стараются их ставить в нижний ряд. Да и -я стараюсь, беря кирпичи из ящика, брать не только верхний ряд, но и нижний. Таким образом, нет у нас того, чтобы какой-нибудь кирпич очень долго пролежал в воде.

ДЕЛАЙТЕ КАРКАС ПЕЧИ.

Необходимость работать быстро натолкнула меня еще на одно мероприятие, которое вполне себя оправдало. Заключается оно в том, что я заранее делаю из шнуров как бы каркас, форму печи. Уложив первый ряд кирпича и этим определив размер печи, я е потолка спускаю отвес. Грузило отвеса я устанавливаю так, чтобы его острие пришлось как раз на угол одного из кирпичей, образующий угол печи. Когда я устанавливаю, что острие пришлось точно на угол, то в ту точку на потолке, из которой опущен отвес, вбиваю гвоздь (или маленький костылек; костылики лучше — за них удобнее привязывать шнур). Таким образом, я спускаю отвес на каждый угол печи, всякий раз вбивая гвоздь в соответствующее место на потолке. Когда вбиты все четыре гвоздя, я к каждому из них привязываю шнур (бечевку) длиной до полу. Когда я укладываю второй ряд кирпичей— причем я делаю это по отвесу и правилке,—то в углы печей заделываю гвозди, головкой наружу настолько, чтобы можно было привязать шнур. Выложив второй ряд, я к гвоздям, заложенным на углах между кирпичами первого и второго ряда, привязываю концы шнуров, свисающих с потолка. Привязываю так, чтобы шнур не вплотную подходил к углу печи, а находился от него на расстоянии 1 мм. Это я делаю для того, чтобы при кладке третьего и следующих рядов—до конца—кирпичи не давили на шнуры и не изменяли их отвесного положения. Ведь если допустить, чтобы шнур плотно прилегал к стенке печи, то о правильности кладки и говорить не придется: как бы ни старался печник, а все-таки он нет-нет да задевал бы шнуры кирпичами и оттягивал бы их (шнуры) в сторону.

Когда я привяжу все шнуры (соблюдая приведенное выше правило), то у меня получается как бы каркас печи, ее чертеж в воздухе! По такому-то каркасу я и кладу печь. Выходит и быстро, и хорошо. Не приходится всякий раз терять время на проверку углов, как это бывает при старом способе кладки.

Вспомнить только, как много времени зря уходило! Ведь как делали (да и сейчас делают) печники? Вот положит он несколько рядов, а потом берет отвес, держит его в руке, вытянутой во всю длину, навешивает на угол печи и, зажмурив один глаз, смотрит, совпадает ли линия, образуемая кирпичами, с ниткой отвеса. А потом берет правилку и начинает выравнивать кирпичи.

Делает это так: правилку накладывает на одну из сторон печи около угла, придерживает ее одной рукой, а в другую руку берет кирпич и начинает постукивать им по тому кирпичу, который выдается в ряду! Пока он „вгоняет" этот кирпич в ряд с этой стороны — вылезает из ряда кирпич на другой стороне, так как удары по первому кирпичу ряда отдаются в конце ряда с большей силой. И никогда таким способом не выравняешь углы печи, сколько бы ни старался. И если посмотреть на любую печь, которую клал печник, применяющий такой способ Мирхас Сарманаев за кладкой лечи с пола. На снимке ясно видны шнуры, составляющие каркас печи. Кладку Сарманаев производит по этим шнурам. проверки, то всегда окажется, что кладка неровная. Правда, при отделке зеркала все неровности исчезают с глаз, затираются глиной, но в печи-то они остаются.

Я, применяя шнуры, протянутые по отвесу в углах печи, избавился от необходимости порчи печи, ее деформирования (потери формы) ударами кирпича в уложенный ряд. Я кладу печи по шнурам, и у меня кладка получается ровная. К тому же я экономлю много времени, так как Мне не надо отрываться на проверку и выравнивание кладки. Прикрепление шнуров к потолку много времени не требует. В данное время я затрачиваю на это минут 20, самое большее. Лучше, конечно, вместо шнура употреблять тонкую проволоку—тогда кладка будет еще более точная. Я в скором времени перейду на проволоку и другим печникам советую сделать это. Повторяю еще раз кратко, что надо сделать:

  1. В углы выверенного первого ряда кирпичей спустить с потолка отвес и в той точке на потолке, из которой отвес придется на угол печи, вбить гвоздь и к нему привязать шнур длиной до пола; так проделать столько раз, сколько углов у печи.
  2. При укладке второго ряда в углы печи между кирпичами первого и второго ряда заложить гвозди головками наружу миллиметров на 3—5.
  3. Когда будет закончена укладка второго ряда, к гвоздям в печи привязать концы шнуров, свисающие е потолка; получается 4 отвесные линии, которые представляют собою как бы каркас печи.
  4. Класть печь и проверять кладку по этим шнурам.

ВЕРХ ПЕЧИ ВЫКЛАДЫВАЙТЕ С ПОДМОСТКОВ.

Уже на высоте, примерно, полутора метров печь выкладывать с пола трудно, приходится, печнику подставлять под ноги ящик, табуретку и т. п. Иногда печники делают подмостки, но не такие, чтобы на них удобно было работать. Думая над улучшением своей работы, я пришел; к заключению, что подмостки надо делать такие, чтобы, стоя на них, можно было выкладывать печь со всех сторон, не переставляя подмостков ни разу до тех пор, пока кладка печи не будет завершена. Такие подмостки я теперь и применяю. Подробно опишу, какие они. Конечно, высота козел указана применительно к моему росту. Я среднего роста. Печникам высокого роста можно делать козлы пониже.

Козел у меня четыре. Они сделаны из тонких: бревен и кругляка. Высота ног козел от пола до верха перекладины 1,2 м. Длина перекладины 40—50 см. Распор ног надо делать настолько широким, чтобы козлы были устойчивыми, не* падали. Для крепости полезно скреплять ноги козел перекладиной внизу.

Козлы я ставлю попарно по углам печи с таким расчетом, чтобы доска, положенная на козлы, отстояла от стенки печи на 4 см. Перекладины козел, стоящих по одну сторону печи, должны быть параллельны перекладинам козел, стоящих по другую сторону. На перекладины я кладу по две доски—половице, длиною 250 и шириною 20 см каждая, соединяя ими козлы попарно. Получившиеся с двух сторон печи подмостки я соединяю так же попарно, кладя на них е каждой стороны по две доски половицы Мирхас Сарманаев за кладкой печи с подмостков. На этом снимке так же хорошо видны шнуры. Они прикреплены к доскам, специально положенным на балки, так как потолка в этом доме еще нет. Хорошо виден на снимке ящик с водой для кирпичей. длиною 1 м 50 см и шириною 20 каждая. Рядом с досками, с наружной стороны, я ставлю ящики для кирпичей. Как уже было указано, длина каждого такого ящика —140 см. А расстояние между подмостками, образованными из длинных досок и расположенными по обе стороны печи, равно 110 см. Значит, на каждую доску подмостков придется по 15 см ящика —этого достаточно для того, чтобы ящик стоял прочно.

Так у меня получаются подмостки вокруг всей печи. Какие делать подмостки и как их устанавливать—видно из рисунков.

ПРАВИЛЬНО ОРГАНИЗУЙТЕ РАБОЧЕЕ МЕСТО.

Выше я рассказал о том, на каком растворе работаю и как его приготовляю, о ящиках с водой для кирпича, о каркасе из шнуров и о подмостках вокруг печи. Применение всего этого позволяет мне работать быстро и чисто. Но быстрота и чистота работы так просто не получаются. Чтобы их получить, надо правильно организовать рабочее место, то есть все нужное для работы расположить в таком порядке, при котором можно было бы делать как можно меньше движений, притом лишь самые необходимые движения.

Как у меня организовано рабочее место?

Когда я кладу нижнюю часть печи и обхожусь без подмостков, то мое рабочее место имеет такой вид:

С двух противоположных сторон печи, на расстоянии 80 см от ее стенки, я ставлю ящики с водой для кирпичей. Подсобные рабочие наполняют эти ящики кирпичами и наливают водой.

Так как доступ к ящикам совершенно свободный, то подсобные рабочие, сколько бы раз они ни подходили к ящикам, чтобы добавить кирпичей или воды, никогда не мешают мне, а я не мешаю им. 

Сам я стою в промежутке между стенкой лечи и ящиком, лицом к печи, и во время работы не изменяю своего положения.

Рис. 1. На этом рисунке показано, как Сарманаев кладет печь с одной стороны, с которой начинает работу. Ясно видны выложенные с лица полные 8 рядов и „ступеньки" по бокам.


Мне не надо этого делать, так как до всего необходимого для работы я свободно дотягиваюсь руками. Ведро с глиняным раствором стоит у меня с правой руки. Ведро раствором наполняют мне подсобные рабочие по мере того, как я выбираю раствор из него. Ящики для раствора находятся обычно в метре от кладки и поэтому подсобным рабочим легко наполнять мое ведро, особенно когда оно стоит почти около ящика (это бывает, когда я перехожу работать на другую сторону печи и ящики для раствора оказываются справа от меня)

Рис. 2. На этом рисунке показано, как Сарманаев кладет печь с другой стороны, на которую переходит после того, как окончит работу, показанную на рисунке 1. Начав кладку на этой стороне, Сарманаев не переходит на другую до тех лор, пока не выложит 16 рядов полных с лица и 8 ступенчатых рядов по бокам.


Такие инструменты, как правилка, деревянный угольник, уровень, лежат с левой руки на полу у ящика с кирпичами. Молоток и кирку я всегда кладу около стенки печи, перед собой, чуть вправо. Мастерок, когда он мне не нужен, я втыкаю в раствор ручкой вверх, так, чтобы удобно было его брать. Весок находится у меня в кармане. Рис. 3. На этом рисунке показана работа Сарманаева опять на той стороне, с которой он начал кладку.

Кирпичи из ящика я беру и левой рукой и правой рукой- это для того, чтобы не оборачиваться и не сходить с места. Сходить с места во время работы и не надо, так как до всего, что нужно, можно свободно дотянуться руками. Ведь когда я встаю в промежуток между печью и ящиком для кирпичей, лицом к печи, то свободного пространства передо мной и позади меня остается по 20 см, а по сторонам—справа и слева—по 30 см до углов печи и по 40—50 см до концов ящика с кирпичами. Все это такие расстояния, на которые длины моих рук хватает с избытком. Рис. 4. На этом рисунке показана кладка печи с подмостков, устройство самих подмостков и установка на них ящиков для кирпичей.


С переходом на подмостки, то есть когда надо выкладывать верхнюю часть печи, положение немного меняется, а именно: ящики с кирпичами стоят попрежнему сзади меня, но уже на расстоянии 40 см от печи, на подмостках. Конечно, ящики устанавливают на подмостки пустыми и лишь после установки там наполняют кирпичами и водой (наполненный ящик весит больше 2 000 кг и поднять его было бы нелегко). Ведро с раствором и инструменты я располагаю на подмостках так же, как это делаю, когда работаю на полу.

Глину, песок и кирпичи к месту работы подвозят подсобные рабочие на тачках. Если в одном месте кладется несколько печей (например, в жилом доме), то строительство, на котором я работаю, применяет транспортеры, что значительно облегчает и ускоряет работу. Воду всегда стараемся подавать к месту работы из водопровода, подводя к кладке трубы или рукава. Это так же намного облегчает работу и позволяет держать рабочее место в порядке, в чистоте.

Такая организация рабочего места позволяет мне делать как можно меньше переходов с одной стороны на другую и при этом класть сразу три стенки и внутренние части печи. Количество переходов я сократил до предела: перехожу только после укладки 16 рядов. Но полные 8 рядов я выкладываю только в той стенке, у которой работаю. Стенки, расположенные справа и слева, я выкладываю ступеньками, которые заделываю лишь тогда, когда перехожу работать на другую сторону. На этой другой стороне нахожусь до тех пор, пока не сравняю стенку с противоположной и не выложу на ней новых 8 рядов, сделав боковые стенки справа и слева опять ступеньками, только теперь в другую сторону. После этого я опять перехожу на ту сторону, с которой начал кладку первых 8 рядов, сравниваю стенку с противоположной, кладу на ней новые 8 полных рядов, делая боковые стенки ступенями, и т. д. В день у меня, таким образом, бывает всего 3-4 перехода, смотря по вышине печи.

Для того, чтобы нагляднее показать, как идет работа у меня, приводится несколько рисунков, изображающих разные этапы работы.

РАБОТАЙТЕ ПО МОЕМУ МЕТОДУ.

Мне кажется, рассказанного мной достаточно для того, чтобы понять, в чем состоит, из чего складывается мой новой метод кладки печей. Теперь я остановлюсь на том, что дает мой метод, насколько он повышает производительность труда и заработок печника и подсобных рабочих,- насколько улучшается качество работы.

Преимущества нового метода я покажу на таком маленьком примере:

В октябре 1935 года, когда я начал работать по-новому, у меня была как раз большая работа — надо было быстро сложить несколько печей. Некоторые из них я клал по-старому, а некоторые— по-новому. Даже так случилось, что в одном помещении оказалась одна печь, сложенная по-старому, а рядом другая печь — по-новому. И вот всем видно было, что печь, сложенная по-новому — лучше: ровнее, чище, аккуратнее, чем та, которую я клал по-старому. Но главное не в этом, а в том, что на кладку печи по-старому у меня ушло два с половиной дня, а по-новому — один день!

.
У нас на строительстве раньше для печников была норма 0.80 куб. м в день, теперь норма 1,05 куб. м, фактически же я вырабатываю 2,50- 3,00 куб. м. А раз больше выработка, то больше и заработок. В среднем в месяц в течение года я зарабатываю 600- 700 рублей..


Подсобные рабочие зарабатывают в разгар работы 10- 12 рублей в день. Каждая пара подсобных рабочих обслуживает двух печников. какова нагрузка подсобных рабочих? За день они подвозят около 2000 штук кирпича, около 3 куб. м глины и песка, 100- 120 ведер воды, месят и протирают раствор. Печник от всякой подсобной работы освобожден, и это дает ему возможность достигать такой высокой производительности, о которой при работе по- старому не приходится и мечтать.

Хочу еще несколько слов сказать о кирпиче и растворе.

При кладке внутренних частей печи в дело надо употреблять только хороший кирпич, хорошо обожженный, целый. Узнать такой кирпич не трудно: он звенит, если ударить по нему молотком. Он легко и правильно рубится. Если кирпич не звенит, он в кладку внутренних частей печи не годится, так как его нельзя рубить-  он будет крошиться, ломаться, не даст ровной поверхности в месте рубки.

Раствор не должен быть песчаным. Кладка на таком растворе никогда не будет хорошей. Значит, песка в глину надо добавлять немного. Сколько именно- зависит от качества глины. Если она очень жирная- песка кладут побольше, если тощая- поменьше. Общий рецепт дать трудно.

Конечно,и при работе по новому методу надо соблюдать все технические правила кладки печей:  точно вымерять основание печи и по сторонам и по диагонали, швабровать дымовые каналы через каждые 5 рядов, проверять уровнем отверстия для дверец и пр., и т. п. Подробно об этом я не буду говорить, каждый печник и так знает все правила.

В заключение скажу несколько слов о себе. Мне уже около 50 лет. По печному делу я работаю 35 лет. Как жил в старое время- об этом лучше не вспоминать. Плохо жилось. Тогда ни о каких изобретениях рабочий и не думал- не до того было. Теперь дело совсем другое.

Своей жизнью я вполне доволен. Мне управление строительства дало хорошую квартиру из 2 комнат. Заработок у меня такой, что позволяет жить зажиточно и культурно. Коммунистическая партия и советское правительство много заботятся о том, чтобы рабочим и всему народу жилось хорошо. К ценным рабочим изобретениям и предложениям у нас в Советском Союзе относятся очень внимательно, всячески поддерживая их. Мы это видим на примере Алексея Стаханова и других стахановцев. Вижу это я и по себе. Когда я задумал перейти на стахановскую работу, то меня поддержали все: и начальник строительства завода им. Ворошилова тов. Соловей, и главный инженер, и производитель работ. С их помощью я сумел полностью провести свой метод  и достиг хороших результатов. Мой метод кладки печей уже начал распространяться- многие печники его применяют. Но мне хочется, чтобы все печники не только перешли на мой метод, а и старались улучшить его, добиваясь все более и более высокой производительности труда. Особенно призываю к этому молодежь.

Понравилась статья? Поделись с друзьями:

Количество просмотров: 4065
0
Читатель сайта
1937 год - год страшных репрессий в СССР ( за год арестовано более 900 тыс )
статья познавательная, спасибо
Имя Цитировать 0
 
 

Похожие статьи: